Волшебник из детского дома: Рафаэль Заманов рассказывает о себе и о том, как он попал в число самых лучших целителей России

Опубликовано в: Новости, эзотерика
Теги: , , , , , , ,

Рафаэль Заманов, экстрасенс, доктор парапсихологии

В нашем рациональном мире все равно находится место неизведанному и, хотя многие из нас искренне верят в прогресс науки и технологий, все равно в трудных ситуациях украдкой шепчут молитвы, а если совсем припечет – идут к народным целителям, астрологам, магам. Кто они, эти необычные люди, способные помогать нам, применяя свои сверхъестественные силы и эзотерические знания?

На самом деле, они – вполне обычные граждане, с виду совсем не отличающиеся от остальных. Но в них таится огромный потенциал, который и позволяет заниматься магическими практиками. Рафаэль Заманов – один из самых известных народных целителей и парапсихологов России – сегодня любезно согласился рассказать о себе, своем детстве, о том, как он формировался в качестве мага и целителя и чем занимается сейчас.

Рафаэль Алиевич, добрый день, расскажите о себе…

Здравствуйте. Я родился в Москве 44 года назад, в уже относительно далеком 1974 году. Я был шестым ребенком в многодетной семье – у меня три сестры и братья, я самый младший из них. К сожалению, моя мать выпивала и как только я родился, меня забрали у родителей. Так начались мои скитания по казенным учреждениям – дом малютки, детский дом, специализированный интернат. То есть, сколько я себя помню, я жил в детских домах. Всего я прошел четыре таких заведения – первое, где содержался до годика, потом второе, третье – это вроде детского сада до семи лет, и четвертое – уже школьные голы. Я посещал школу – специальный интернат для детей из детских домов. Этот интернат располагался в районе метро «Кузьминки». Сейчас там организовали кадетский корпус.

Вас забрали из семьи и больше с родителями Вы не общались?

Нет, почему же. Шесть раз я видел свою мать, видел отца, но в целом да, мое детство прошло в детском доме и очевидно, что так распорядились высшие силы. Возможно, хотели дать мне такую своеобразную школу жизни, подвергнуть испытаниям, или наоборот уберечь от каких-то рисков, которые могут быть связаны с жизнью с такими вот пьющими родителями.

Какие дети были с Вами в детском доме, как складывались отношения?

Дети были самые разные. Были и талантливые очень ребята, умницы, были и откровенные дебилы, умственно отсталые. Отношения в детских домах специфические, Вы это сами прекрасно понимаете. Например, дети с хулиганскими наклонностями могли неожиданно ударить стулом по голове в то время, когда ты спокойно сидишь и делаешь уроки. Такой удар получил и я. Мало того, что у меня и так была сильно травмирована голова, меня возили по разным обследованиям, больницам, так еще меня ударили и стулом. У меня часто бывали ситуации, когда я засыпал в детском доме, а просыпался в больнице. И я до сих пор не помню, что происходило.

Путь детдомовца в России зачастую очень сложен, многие не выдерживают…

Да, это совершенно так. В определенный момент, когда мы окончили по восемь классов, нас из интерната просто выгнали. Ребята пошли по местам прописки – к своим родителям, а каков у родителей образ жизни был, Вы догадываетесь… В общем, многие выпускники не смогли адаптироваться к агрессивной среде социума, кто-то стал пить, принимать наркотики, многих посажали в тюрьмы или вообще поубивали.

Но Вы рвались к учебе, к знаниям?

Да, и этот путь был очень сложен. Ведь нас считали «дурачками» и прямо говорили – учиться вам не надо, идите на стройку, на завод месить бетон или убирать цеха, учеба не для вас. Мне выдали справку о получении вот такого восьмилетнего образования, а поскольку я хотел учиться, я столкнулся с тем, что с такой справкой меня никуда не принимали. И я пошел в вечернюю школу – тогда она называлась школой рабочей молодежи.

Вас приняли в вечернюю школу без проблем?

Нет, проблемы были и огромные. В вечерней школе требовалась медицинская справка от психиатра, невролога, что я нормальный. Для этого нужно было пройти медицинскую комиссию, однако в интернате не очень хотели, чтобы мы учились дальше. В итоге я дошел до Министерства народного просвещения. Вы представляете –
15-летний мальчик добился приема у самого министра и в итоге мне дали направление на медицинскую комиссию, а уже комиссия разрешила мне учиться в вечерней школе…

Вы совмещали учебу с работой? Как жили тогда?

Конечно. Рассчитывать было не на что, нужно было содержать себя. В вечерней школе учились люди разных возрастов, включая и весьма почтенных мужчин и женщин. Мне удалось устроиться на фабрику «Парижская коммуна». Там работала одна моя родственница и это мне очень помогло.

Вы закончили вечернюю школу и что решили? Что надо учиться дальше?

Да, я очень хотел получить медицинское образование. Но в медицинский вуз так просто было не поступить, особенно с моей «вечеркой» за плечами. Поэтому я пошел учиться на фельдшера, работал в больнице санитаром – разносил чай, убирал помещения. Следующим этапом стала учеба в Институте восстановительной медицины, где я осваивал технологии восстановительного массажа. Я бы отметил, что это – очень серьезные и жесткие техники, требующие специальной подготовки и наличия сертификата. Но сейчас я этим массажем не занимаюсь.

Как Вы стали народным целителем и парапсихологом?

Определенные способности у меня проявлялись и в детстве, в подростковом возрасте. Примерно лет в двадцать, через одного родственника, я познакомился с российскими экстрасенсами, с той же Джуной. Я стал бывать в их компаниях. На меня особого внимания, в силу моего возраста юного, не обращали. Мне же эти компании не очень нравились – они выпивали, курили, а я уже тогда понимал, как важен для человека здоровый и трезвый образ жизни.

Что Вас привлекало в таких эзотерических практиках?

Прежде всего, меня всегда интересовало, как энергия, эмоции человека влияют на его жизнь, какими методами человек может исцелить себя сам. Уже лет в тридцать я пошел получать высшее образование, у меня есть диплом психолога. В общей сложности лет двадцать я занимаюсь целительством, из них пятнадцать лет – самостоятельно.
Получив диплом о высшем образовании в направлении психокоррекции человека, я совершенствовал свои знания с помощью практики. Я стал проводить сеансы, на которых меняю психокоррекционное поле, делаю мануальную терапию, могу править кости, снимаю родовые травмы и блоки. Я бы сказал, что не только мое образование, но и интуиция, какие-то природные способности помогают мне справляться с этими сложными задачами. Я работаю в сфере диагностики, могу консультировать любые ситуации, могу посмотреть любого человека без фотографии даже – что он собой представляет, какие в нем заложены программы, какие доминируют вибрации. У каждого человека есть эти вибрации, дары, каждый человек в кого-то пошел и на кого-то похож, наделен какими-то собственными дарованиями и возможностями.

Вы занимаетесь целительством. Как развито это направление в современной России, с какими проблемами сталкивается?

Сейчас целительство, конечно, не запрещено, но оно не входит в официальную парадигму медицины. Поэтому отношение к нему и со стороны врачей, и со стороны властей прохладное. Врачи видят в целителях опасных конкурентов и это вполне понятно. Но я бы отметил, что сейчас в России зарождается нормальная организация народной медицины. Есть самородки, которые этим занимаются. Если говорить о материальной стороне вопроса, то большинство целителей работает на грани выживания. Например, мне 44 года, но у меня до сих пор нет квартиры своей, какой-то недвижимости. Нет, есть и более удачливые коллеги из числа целителей и парапсихологов, но за ними обычно кто-то стоит – протеже, родители, у них финансовые возможности. За мной, кроме Бога, никто не стоит.

Немного о личной жизни, Рафаэль. Легко ли, скажем, женщине быть с супругом или любимым человеком – целителем, магом, экстрасенсом?

Тяжело. Скажу это совершенно четко и однозначно. Сам я в своей жизни был женат трижды. С первой женой я прожил почти восемь лет – она была приезжая с Молдавии. Вторая жена – москвичка. С ней мы прожили лет пять, она родила мне дочь – ей сейчас 14 лет. Наконец, третий брак был официальный – с девушкой из Белоруссии, мы тоже прожили пять лет. Я думаю, что многие женщины приземленные, а я не все могу им дать — я работаю допоздна, медитирую, молюсь, занимаюсь самосовершенствованием. Девочкам такой человек как я особо не нужен. Если говорить о коллегах, то в моей профессии преобладают девушки не моих вибраций. Но я не особо переживаю по поводу личной жизни, так как у меня есть высшая цель. На мой взгляд, личные отношения подъедают, происходит отток энергии очень мощный, отношения мешают сконцентрироваться. Когда девочка выносит мозг, это сильно мешает. Не всем девчонкам нравится такой человек, люди не знают всего колоссального труда, который идет. Многие целители, маги, экстрасенсы умирают от того, что пытаются все успеть. Многие очень сильно употребляют алкоголь, а это на самом деле нельзя, ведь все эти вибрации передаются клиентам. «Астральная полиция» за нами очень сильно смотрит и те, кто находятся в гармонии, они в теме, их защищают высшие силы. Главное – не провоцировать темные силы.

Как организована Ваша работа? Вы работаете только в России или бываете в других странах?

Я работаю сам без посредников и помощников. У меня нет ни продюсера, ни секретаря, ни уборщицы. Загранкомандировки мои связаны с учебой, я работал в Израиле, Испании, Турции. За границей приходят русскоговорящие люди – эмигранты. При наличии нормального продюсера можно, конечно, и местную клиентуру быстро набрать. Но я не очень стремлюсь работать в других странах. Я живу в России, люблю свою страну. Так, я каждый день хожу в храмы, одно время я работал, убирал в алтаре в храме. Мне там нравилось.

Какие отношения у Вас с российскими средствами массовой информации, с телевидением? Ведь сейчас «Битва экстрасенсов» и другие подобные шоу стали очень популярными?

Однажды меня позвали в такой проект, это – «Черно-белое» на первом канале российского телевидения. Я до конца был уверен, что не пройду кастинг, так как там собрались настоящие «монстры» парапсихологии, астрологии. Но мне позвонили – хоть и в последнюю очередь. Для меня участие в проекте стало прекрасной школой. Из двадцати экстрасенсов каждую неделю одного человека выгоняли, в итоге осталось пять человек и так я вошел в число финалистов. Я познакомился с многими людьми, очень интересными. Между тем, отмечу и то, что выступать перед камерами не столь просто, как казалось бы на первый взгляд. Я мечтаю попасть в «Битву экстрасенсов». Но пока обсуждать эту тему я не буду, я никогда не был на ТНТ и ничего не смогу пояснить по этому поводу.

Целители и экстрасенсы – это одно и то же?

Нет, это разные группы, разные сообщества. Мне повезло – я состою и в сообществе целителей, и в сообществе экстрасенсов. Недавно у нас было мероприятие, я получил кубок «Целителя года». За 25 лет дали только 6 кубков. У целителей и экстрасенсов ревность друг к другу, а я отношусь к этому спокойно и общаюсь с самыми разными экстрасенсами и целителями.

https://www.hilot.ru/

Поделиться в соц.сетях:

Комментарии пока не опубликованы.

Оставить свой комментарий

Change this in Theme Options
Change this in Theme Options